За 150 лет Минск «проглотил» около 200 деревень

Просмотров: 296Комментарии: 0

Менее чем за полтора века в состав нынешней столицы вошло около 200 небольших населенных пунктов. Зеленый Луг, Лошица, Серебрянка, Шабаны, Сухарево — у каждого современного минчанина на слуху названия этих, казалось бы, не таких старых районов города. Но съездить в Лошицу или погостить в Шабанах можно было еще во второй половине XIX века — это названия тогдашних деревень. Постепенно сами деревни, хутора и выселки исчезли, а топонимы остались. Мы постарались рассмотреть проселочные дороги под толщей асфальта.

Одна карта на 140 лет

Кстати, узнать, что находилось на месте вашего дома или офиса, можно с помощью интерактивной онлайн-карты. Белорусские исследователи с помощью современных технологий создали ресурс, который объединяет сразу 6 карт разных периодов — 1874, 1915, 1933, 1964, 1984 и 2016 годов — в одну. Как рассказал один из авторов проекта Александр Лачивко, воплотить идею в жизнь было довольно сложно. Между картами есть существенные различия, некоторые объекты «перемещаются в пространстве» на несколько сотен метров. Александр объясняет это разными представлениями о форме Земли: если в XIX веке она считалась круглой, то позже ученые пришли к выводу, что наша планета ближе к эллипсоиду. Погрешности в более поздних вариантах можно объяснить низким качеством печати. Например, составители карты 1915 года, которые занимались своим делом во время Первой мировой войны, из-за особенностей периода были ограничены в средствах и возможностях. Легкое попустительство картографов и неаккуратное исполнение — слишком толстые линии (дороги получались шириной 15-20 метров) — также неблагоприятно влияли на качество.

Ключевые точки, по которым совмещаются карты, — это религиозные сооружения, кладбища и железная дорога. Определение местоположения храма чаще всего очень точное, так как крест — условная оценка — ставится обычно именно там, где находится алтарная часть. Если же на выбранном участке нет никаких знаковых объектов, сверяются перекрестки проселочных дорог.

После освоения космического пространства точность карт значительно повысилась. Документ 1964 года уже представляет собой снимок из космоса. С 1963 по 1973 годы в рамках американских разведывательных программ «Корона» и «Ланъярд» шпионские спутники кружили над планетой и фотографировали города, особое внимание уделяя, конечно, Советскому Союзу. За этот период спутник пролетел над Минском около 10 раз и, соответственно, очень подробно его изобразил. На изображении можно рассмотреть не только монументы или здания, но даже и парковые дорожки. Именно снимок 1964 года показывает, как в столице появлялись первые микрорайоны, новый тип застройки — панельные дома, кардинально меняли облик нынешних улиц Розы Люксембург и Толбухина, началось возведение Чижовки.

карта Минска

Для того, чтобы реализовать проект, его создатели тщательно изучили все карты, определив местонахождение каждой деревни в округе или уже в составе Минска. Кстати, некоторые варианты карт до сих пор засекречены. Вся работа заняла полгода, однако проект еще нельзя назвать завершенным. В ближайших планах добавление еще трех карт: детальной карты Минска 1929 года, на которой отмечены не только названия деревень, но и местоположение отдельных домов; немецкая карта 1944 года, которая создавалась на базе советских карт, однако была уточнена при помощи военной аэрофотосъемки и карта 1996 года, которая содержит в том числе и сведения о высотах.

Сохранить нельзя забыть

Исследователь истории города Минска, преподаватель БГЭУ Иван Сацукевич рассказал, что переломным моментом в истории Минска стали 1870-е годы. Именно тогда через город была проложена сначала Московско-Брестская, а впоследствии и Либаво-Роменская железная дорога. После этого город начал стремительно разрастаться. Если в конце XVIII века территория Минска составляла всего полтора на полтора километра, то через сто лет город укрупнился в 10 раз: численность населения, например, с 9 тысяч человек увеличилась до 90 тысяч.

А что с деревнями? Они начали входить в состав города, однако существенных изменений не претерпевали. Сам Минск в конце XIX века весь был преимущественно деревянным и одноэтажным, поэтому никакого диссонанса не наблюдалось. Кстати, название «деревня» не совсем верно. В своем первоначальном значении это слово означало место поселения крепостных крестьян. И в окрестностях Минска их было всего 7. А вот застенков, слобод, хуторов, фольварков — бесчисленное множество.

Значительно сократилось количество небольших населенных пунктов в период коллективизации. Их в массовом порядке объединяли в колхозы, некоторые — укрупняли растущий город. Еще одним огромным испытанием стали годы Великой Отечественной войны: не всем деревням удалось уцелеть, многие никогда так и не были восстановлены. После войны — годы активного строительства. Большинство деревень из окрестностей столицы до этого момента осталось только на старых картах. Попробуем их найти.

Находим на карте 1874 года деревню Сухарево, кстати, первые упоминания о ней датируются еще XVI (!) веком. Во второй половине XIX века небольшой населенный пункт, на месте нынешнего микрорайона Сухарево-7, состоял из 13 дворов. А вот на карте 1933 года цифра уже совсем другая — 86 дворов, но и сама деревня «переместилась» в пространство между современными улицами Ковалева и Семеняко. Это одна из деревень-долгожительниц, она была включена в состав Минска только в 1992 году, а последние деревянные домики здесь вообще исчезли всего несколько лет назад. Неподалеку находится кладбище, на территории которого удалось к настоящему моменту сохранить исторически значимые курганы. Кстати, это был не единственный населенный пункт с таким названием. В конце XIX века на месте современного микрорайона Красный Бор-2 был застенок Сухарево, который состоял всего из одного двора.

Мы не задумываемся над этим, но огромное количество мест в городе носит названия, которым уже не одно столетие. Так свое историческое наследие пытаются сохранить бывшие жители уже исчезнувшей с лица земли деревни Барановщина. В конце XIX века под этим названием был известен застенок, в середине ХХ века — небольшая деревня в 28 дворов. Строительство крупной магистрали — улицы Притыцкого — поставило крест на дальнейшем существовании населенного пункта. Однако топоним все же удалось сохранить — так называется улица и остановка транспорта. Однако неравнодушным теперь уже горожанам этого показалось недостаточно: они обратились к властям с предложением установить камень-памятник и информационный стенд на месте, где раньше была деревня.

Благодаря инициативным жителям района удалось спасти и топоним Брилевичи. В 1964 году страну захлестнула волна массовых переименований населенных пунктов. Так в абсолютно безликую Дружбу была переименована деревня Рыловщина, которую мы видим еще на карте 1874 года. Недалеко от нее, на другой стороне реки Лошица (противоположная микрорайону с таким названием часть города) находилась усадьба крупных князей Брилевских. После того, как на этой территории началось строительство нового микрорайона, он получил уже закрепленное название Дружба. Те, кто хорошо знаком с историей этого места, были возмущены. Ведь такое название можно встретить в любом городе на постсоветском пространстве, оно практически неинформативное, ведь нельзя же всерьез утверждать, что жители этого микрорайона выделяются особыми душевными качествами. И горожане настояли на том, чтобы хотя бы конечную остановку транспорта переименовали в Брилевичи. Власти отнеслись с пониманием, а дальше сработал все-таки пригодный здесь «принцип дружбы»: передавая от одного к другому истинное название района, удалось достичь цели и закрепить за ним топоним Брилевичи.

Сохранить нельзя забыть. Так где все-таки ставим запятую?

Дарья Каско, 30 сентября 2016 года. Источник: газета «Звязда», в переводе: http://www.zviazda.by/be/news/20160929/1475165103-yak-minsk-praglynae-vyoski