Где взять деньги и что такое микрофинансирование?

Просмотров: 4825Комментарии: 0
Кредиты

Сегодня нам постоянно предлагают дать денег — конечно, не за красивые глаза, а за проценты: реклама о мегавыгодных кредитах и займах пытается достучаться до нашего разума и сердца и в магазинах, и в метро, не говоря уже о телевизоре и других СМИ. Согласитесь, соблазн очень велик — получить холодильник или начать собственный бизнес можно прямо сегодня, не дожидаясь нескольких лет, пока накопишь определенные сбережения. Но какие опасности есть у жизни в кредит? Можем ли мы себя считать финансово "подкованными"? Где можно взять деньги, кроме банка? Об этом и другом мы сегодня рассуждаем с Игорем Микульчиком, председателем правления потребительского кооператива "Республиканского микрофинансового центра" и потребительского кооператива "Консультационный финансовый центр взаимопомощи".

— Давайте начнем с микрофинансирования — что это такое?

— В мире у термина "микрофинансирование" есть коммерческое и некоммерческое понятие. Коммерческим микрофинансированием занимаются в том числе и банки — где-то до 100 тысяч долларов для банкиров считается микрофинансированием. Некоммерческим микрофинансированием занимаются различные фонды, кредитные союзы и другие некоммерческие организации — там, разумеется, речь идет о сумме меньше, чем в банках. Само движение микрофинансирования пошло от нобелевского лауреата Мухаммада Юнуса, который начинал с выдачи займов в Азии для беднейших слоев населения: создавались группы солидарных заемщиков (в основном это были женщины), им примерно 100-200 долларов на группу выдавалось для того, чтобы они несли взаимную ответственность, могли выживать, заниматься каким-то ремеслом, малым бизнесом и т.д. Вот оттуда и пошло это движение некоммерческого микрофинансирования. Потом, конечно, это переросло в более серьезные формы, но, например, если говорить о Беларуси, то у нас это движение, к сожалению, только-только зарождается.

— Чем отличается традиционное кредитование от микрофинансирования?

— Кредит — это чисто банковский термин по нашему законодательству. А микрофинансирование — это более широкое понятие: в том числе, например, и лизинг, и страхование. Микрофинансовые некоммерческие организации выдают не кредиты, а займы, и эту деятельность регулирует не Банковский кодекс, а Гражданский. Чем мы отличаемся от банковского кредитования? У нас не клиенты, у нас члены кредитных союзов, поэтому и отношения совсем другие — партнерские, дружеские. И часто бывают ситуации, когда человек не может рассчитаться по каким-то причинам, тогда мы разбираем каждый конкретный случай: можем и пеню снять, и процентные ставки пересмотреть. У нас, в отличие от банков, в несколько раз меньше наших членов, поэтому мы можем позволить себе роскошь — знать каждого в лицо и, соответственно, более гибко подходить к его проблемам и нуждам. Поэтому шансы получить деньги при отсутствии каких-либо справок у нас большие. Конечно, вроде и риск невозврата возникает, но, как правило, кредитные союзы стремятся работать с теми заемщиками, которые приходят к нам не просто с улицы, а по рекомендации наших членов или общественных организаций. Это плюс, но с другой стороны — это и минус, потому что мы не совсем открыты, и когда мы человека не знаем, когда видим, что с ним могут возникнуть проблемы, то стараемся его в члены кооператива не брать. Таким образом мы как будто и более лояльнее банка, но одновременно и более осторожны. Ну и конечно, мы не выдаем больших сумм: во-первых, чтобы минимизировать риски, а, во-вторых, размер нашего кредитного портфеля намного меньше, чем у банков.

— Микрофинансирование в странах Запада очень развито, а мы только в начале. Почему?

— Есть несколько причин. Если говорить о кредитных союзах, то они у нас были еще в XIX веке, и в советское время в гражданском кодексе были прописаны кассы взаимопомощи, в том числе и в воинских частях, и на фабриках, и в колхозах. Почему у нас это слабо развито? Например, потому, что у нас хорошо выстроена банковская система, а кредитные союзы в тех же США начинали активно работать во времена Великой депрессии: когда банки не могли помогать людям, люди объединялись и друг другу оказывали финансовые услуги. А у нас действительно хорошо выстроена банковская система. Хотя у нас в примерно 10 работающих союзах участвует около 3 тысяч членов — значит, это кому-то надо. Безусловно, нам далеко до России и Украины, где десятки и сотни тысяч граждан участвуют в кредитных союзах, и это я уже не говорю о Польше, где в каждом маленьком городке есть кредитные союзы, или о Литве, где Нацбанк выделил около 1 млн. долларов на поддержку кредитных союзов безвозмездно. Но развитие идет и у нас, правда, не так быстро, как хотелось бы. Самая большая проблема — это деньги: если взять наших соседей, то там кредитная кооперация и микрофинансирование начиналось при поддержке Канады, США. Украине, например, помогала украинская диаспора в США — и методологически, и деньгами. У нас, к сожалению, этого нет, все делается на энтузиазме, но, тем не менее, процесс движется.

— Как нынешняя ситуация в экономике повлияла на тенденции в развитии микрофинансирования?

— Проблемы у предпринимателей, снижение зарплат у людей сразу же вызвали проблемы с возвратом займов: пошли задержки, просьбы перенести выплаты и т. д. Четыре-пять месяцев вкладчики в основном забирали деньги, мало кто вкладывал. Хотя люди по-разному реагировали, и я благодарен тем вкладчикам, которые нам поверили и оставили у нас деньги: мы поднимали чуть ли не два раза в месяц процентные ставки, чтобы хоть как-то уберечь деньги наших вкладчиков от инфляции. Хотя даже и эти высокие ставки меньше инфляции, но это лучше, чем хранить деньги где-то дома. Теперь же, как только исчезла проблема с покупкой валюты, к нам сразу пошли вкладчики.

Но вот на чем я хочу заострить внимание: из-за рекламы, которая шла в пылу конкурентной борьбы между банками, часто люди покупались на несколько недобросовестную информацию, когда банки, несмотря на рекомендацию Нацбанка показывать полную процентную ставку, не всю правду говорили в своей рекламе. Да и люди, к сожалению, из-за низкой экономической образованности не читают договоров, которые подписывают. Думают, что можно и здесь денег взять, и здесь, а как их потом отдавать — не задумываются. Кстати, мы в последнее время очень серьезно стали популяризировать финансовую грамотность населения — у нас даже есть эксклюзивный соответствующий тренинг. И мы видим, что этот тренинг у людей востребован.

Не секрет, что белорусы, к сожалению, все это время больше потребляли, чем откладывали. Если более старое поколение привыкло приберегать, то сегодняшнее поколение, да еще под воздействием этой рекламы, перестало накапливать деньги. А зачем, если можно пойти в банк или в магазин и купить нужную тебе вещь в кредит. Таким образом сейчас сложилось общество потребителей, и у банковской системы проблема: как привлечь деньги населения? Ведь все хотят взять, а положить — нет. И уже на государственном уровне сегодня ставится задача о том, чтобы научить людей экономить. Ведь без сбережений, без откладывания на "черный" день (хотя мне больше нравится выражение "создание подушки безопасности") в принципе не может быть ни экономики в государственном масштабе, ни экономики отдельно взятой семьи.

— Как можно в целом оценить финансовую образованность белорусов?

— Сказать, что она низкая, это ничего не сказать. Да, есть люди и образованные в этом плане, но большинство рассуждает так: "я знаю, что такое кредит и депозит — мне этого хватит". А на самом деле есть много нюансов: как распределять свой бюджет, как сберегать деньги, как это правильно делать и где. Вот когда у нас пошли проблемы с валютой, то во что люди решили вкладывать? В холодильники, телевизоры и другие самовары. Разве это вложение? Это глупость. Или вот много кто решил вкладывать в золото, но покупали не слитки, а ювелирные изделия. Не подумав при этом, что их потом можно продать только по цене лома...

На самом деле взрослые люди зачастую обращаются с деньгами как дети. Поэтому задача финансовой грамотности — еще раз объяснить человеку, что здесь не все так просто. Если бы было все просто, то мы все были бы долларовыми миллионерами. А миллионерами становятся именно те люди, которые умеют считать деньги, которые разумно берут кредиты или займы, которые разумно, просчитав и взвесив все от "А" до "Я", откладывают и берегут деньги. Проводя тренинги по финансовой грамотности просто диву даешься, насколько люди беспечно относятся к своему будущему, к своему бюджету семьи — тратят все, что только есть, и даже то, чего еще нет. Это приводит и к семейным трагедиям, и к личным...

— Мы пережили обесценивание советских вкладов, недавно было две девальвации... Как считаете, такие кризисы повышают грамотность населения?

— К сожалению, человек всегда думает, что если плохое закончилось, то оно уже не повторится. Да, многих жизнь научила, когда люди в первый раз деньги потеряли, потом во второй. Но человек всегда надеется на лучшее. Если система работает вроде бы хорошо, то кажется, что кризисов быть не может. Только согласно экономическим законам кризисы все равно всегда будут. И сейчас, в условиях глобализации мира, кризисы будут постоянно. Поэтому нужно очень серьезно разбираться в ситуации, ведь никто не застрахован от взлетов и падений. Есть такая хорошая поговорка: предупрежден — значит вооружен. Это как в автомобиле: можешь пристегнуться, но ничего не произойдет. А если произойдет, то ты будешь защищен. Так и в экономике.

— Как считаете, насколько простого человека должна интересовать экономическая информация? Скажем, пришел человек с завода, получил деньги за работу. Зачем ему еще просматривать экономическую прессу?..

— Прожить без экономической информации нельзя. Но и не стоит, отработав на заводе смену, бежать и покупать специализированные экономические издания. Важно понять одно: деньги — это инструмент экономики. И их все тратить нельзя. Надо создавать определенную подушку безопасности на случай, если заболеешь или случится еще что, не дай Боже. Нельзя держать деньги в одной корзине. Еще даже Петр Прокопович, бывший председатель Нацбанка (хотя сейчас на него многие злятся, потому что он обещал, что ни в коем случае девальвации не будет), предупреждал еще осенью: не держите деньги в одной корзине. Одна из наших задач в ходе семинаров и тренингов по финансовой грамотности — показать, что есть разные инструменты сбережения. Если нужно сделать подушку безопасности, то есть один инструмент. А если ты знаешь, что деньги тебе понадобятся через две недели, то их неразумно вкладывать в золото или в недвижимость. Вот она, экономическая грамотность.

И, если возвращаться к тому рабочеve, который получил зарплату — он должен прийти домой, собрать семью и обсудить бюджет: вот это мы откладываем на сбережение (сыну на свадьбу, дочери на учебу, мне на машину, жене на шубу и т. д.), это — на питание, это — на квартиру и так далее. Причем очень важно распределять бюджет с участием всех членов семьи, особенно детей. Ведь дети — это такой деньгосос: ну как можно отказать своему любимому ребенку, если он хочет машинку или "Киндер-сюрприз"? Но можно объяснить на семейном совете: "Ты хочешь компьютер? Тогда давай мы тебе будем мороженое не каждый день покупать, а через день". И ребенок будет понимать, что с его мнением считаются, что его слушают — соответственно, не будет проблем и истерик, потому что он выбрал между мороженым и компьютером. Вот это и есть финансовая грамотность на бытовом уровне.

— Если уж пошла речь о детях, то, может, стоит в школе преподавать какой-нибудь экономический "ликбез"?

— Обязательно! В Европе, в Америке специальные курсы читаются давно, сейчас такой курс вводят в России. Лично я работал с подростками в лагере "Зубренок": и вы знаете, со старшеклассниками очень интересная беседа идет именно о деньгах и о том, надо или не надо их сберегать. С детства люди должны уметь рачительно относиться к деньгам и понимать, что если ты не будешь к ним относиться по-хозяйски, то их просто не будет.

Кстати, я заметил, что еще одна причина, почему современные люди не могут сберегать — это "понты". Вот у друга крутой телефон, у меня — нет. И вся индустрия продаж выстроена так, чтобы сыграть на психологических слабостях человека. Посмотрите, сейчас идет реклама одного мобильного телефона: у человека старый телефон и над ним все смеются. Ну и что? Я вот тоже поддался на рекламу, купил новый телефон, а теперь думаю — зачем он мне, когда я пользуюсь только двумя функциями? Зачем мне было переплачивать за остальное? К сожалению, многие покупаются на уловки маркетинга, а потом люди концы с концами свести не могут, начинают экономить на здоровье, начинают пить, срываться на близких. И все это идет от финансовой необразованности.

Я вот еще преподаю в Республиканском институте повышения квалификации Министерства труда и социальной защиты специальный курс для предпринимателей-новичков, и время от времени просто диву даюсь, насколько некоторые предприниматели не понимают, как распоряжаться денежными потоками. И опять же "понты" — мол, "если у меня будет крутой офис и крутая машина, то клиенты ко мне побегут сразу же". А самая большая ошибка старта бизнеса — когда люди сразу одалживают большую сумму денег, не просчитав, как они ее смогут отдавать. Даже написав хороший бизнес-план, люди иногда просто не рассчитывают различные чисто объективные риски — девальвацию, введение каких-то законодательных актов и т.д. Или просто при успешном ведении дела не создают подушку безопасности, считая, что волна спада никогда не придет. А она приходит, и возникает проблема, как отдавать проценты и долги. Есть такие примеры, когда предприниматели, не рассчитав, понабирали займов и попали в такие долговые ямы, что были вынуждены продавать все имущество. Бизнес — это всегда повышенный риск. Поэтому здесь одалживать нужно очень осторожно, очень аккуратно. А лучше по возможности начинать с малого и работать на своих деньгах.

Павел Береснев, 2 ноября 2011 года.

Газета "Звязда", оригинал на белорусском языке: http://www.zvyazda.minsk.by/ru/archive/article.php?id=88217